Валькирия (valkiriarf) wrote,
Валькирия
valkiriarf

Кто в ответе за здоровье пассажира

Оригинал взят у valkiriarf в Кто в ответе за здоровье пассажира
Когда вы летите «Аэрофлотом», ваше здоровье в руках «бабы Маши» где-то далеко на земле.
Мне за последние две недели везет как утопленнику. Впрочем в прошлый раз всё обошлось малой кровью…
Борт А-330 «Аэрофлота» совершал рейс « Владивосток-Москва. Обед был съеден, кресла разложены для сна, ничто, как говорится, не предвещало. Мирный сон был нарушен знакомой фразой автоинформатора: «Дамы и господа, одному из пассажиров требуется медицинская помощь…»
Пробуждаемся, идем в хвост салона. Мужчина 45 лет, моряк после 10-дневного запоя. Диагноз «Абстинентный синдром». Заметим, это не острое алкогольное отравление в аэропорту вылета (синдром тагильского курортника) и не похмелье после вчерашнего, а именно абстинентный синдром, когда возможны самые разные нарушения жизненно-важных функций вплоть до развития «белой горячки» и серьезных нарушений ритма. Смотрим пациента – давление низкое, ритм – похоже на пароксизм мерцательной аритмии – на гипотонии и низком давлении при тряске в хвосте самолета с уверенностью не скажу.
Ставим капельницу (пока это просто физраствор), давление поднимается и восстанавливается ритм, пациент «оживает». На вопрос, нужно ли сажать самолет в Нижневартовске, отвечаем отрицательно: видна положительная динамика. Собираемся менять флакон, но на этот раз хотим добавить туда глюкозу (для неспециалистов – мозг в этой ситуации испытывает энергетическое голодание, раствор глюкозы лишним не будет, хотя и радикально проблему не решит). И тут выясняется пикантная подробность: ВСЕ ВНУТРИВЕННЫЕ ПРЕПАРАТЫ НА БОРТУ ВВОДЯТСЯ ТОЛЬКО С РАЗРЕШЕНИЯ КВС. Понятно, что КВС решает это не сам, а советуется с каким-то неведомым центром на земле, где сидит условная «баба Маша», которая принимает решение, вводить ли тот или иной условный преднизолон, эуфиллин, окситоцин или «что у них есть еще там» (состав аптечки будет позже). Заметьте, ответственность за происходящее с пациентом лежит на нас (наши фамилии и телефоны уже записаны) – вспомните, как обычно полоскают врачей при неудачных реанимациях на борту!
Дальше у нас с землей происходит презабавный диалог. Происходит он по такой цепочке: мы – стюардесса – внутренний телефон – КВС – радио – неведомый медицинский центр с «бабой Машей» на земле. Обратно в той же последовательности. На обработку каждого вопроса и обратную связь уходит примерно 2-3 минуты. Теперь сам диалог:
- Как вы оцениваете состояние пациента?
- Бывает лучше. Хотим во вторую капельницу ввести глюкозу.
- У него есть диабет?
- Нет.
- На борту есть глюкометр?
- Нет.
- Земля не разрешает вводить глюкозу, пусть пьет сладкий чай.
Вообще, я давно заметил, что «крепкий сладкий чай» - это основное средство лечения в самолете на пару с валидолом и нашатырем.
Кстати вы засекли время? Семь строчек по 2-3 минуты – это 15 минут промедления. В ходе которых некая баба Маша дает заочно оценку действий двух кардиологов, один из которых доктор медицинских наук и сотрудник Кардиоцентра.
Теперь, ОЧЕНЬ важная ремарка. Глюкозу внутривенно можно вводить при любом её уровне в крови. Даже при диабете. Ничего страшного от этого не случится. Но есть ситуации (гипогликемическая кома), когда от того, насколько быстро будет введена эта самая глюкоза, зависит восстановление функций головного мозга, а может быть и жизнь пациента. Промедление в 15 минут с введением глюкозы при гипогликемической коме – это верная смерть больного. К счастью, это был не наш случай.
Впрочем потом, когда давление стало снижаться, а вторая бутылка уже ушла в вену, преднизолон мы всё же сделали втихую, без диалогов с КВС. А когда пациент стал «отключаться», решили всё же садиться в Екатеринбурге, хотя до Москвы уже оставалось не так далеко. Но лекарств у нас не осталось (в аптечке было только 2 флакона физраствора), к тому же становиться заложниками «бабы Маши» нам совсем не хотелось.
Теперь для гурманов. Состав врачебной аптечки на рейсах «Аэрофлота»: Адреналин (амп), Дигоксин (амп), Эуфиллин (амп), Фуросемид (амп), Глюкоза (амп), Кеторол (амп), Церукал (амп), Преднизолон (амп), Тавегил (амп), Окситоцин (амп), Но-шпа (амп), Нитроглицерин (таб), Атропин/платифиллин (амп), Анаприлин (таб), Лидокаин 2% (амп). Плюс два флакона физраствора, система, шприцы, пластыри и т.д.
Это ВСЁ. Есть еще дообрачебная аптечка с зеленкой, коринфаром, альбуцидом и нашатырем.
Зачем я это всё написал.
Во-первых, для того, чтобы восхититься моим другом и коллегой, Igor Sergienko, который руководил действиями нашего «временного трудового коллектива» и блестяще осуществлял все манипуляции.
Во-вторых, чтобы поблагодарить кабинный экипаж А-330 – Сергея, Алису, Лидию и всех остальных, кто нам очень здорово помогал.
Самое главное: привлечь внимание к нелепой ситуации, когда врач на борту несет всю ответственность за пациента, при этом находясь в заложниках у невидимой «бабы Маши» на земле, не имея в руках нормального оборудования, позволяющего хотя бы оценить сердечный ритм, и не имея в руках нормальной аптечки.
Журналистская активность вокруг этого поста приветствуется – надо менять эту ситуацию – местно и законодательно.
Приветствуется обсуждение принципиальных (в т.ч. юридических) вопросов, связанных с оказанием помощи на борту воздушного судна.
Не приветствуется обсуждение вопроса, как надо было на самом деле лечить этого пациента. Для этого есть аналогичный пост в закрытой группе (кто туда не вхож – увы.)
P.S. Кто захочет мне написать, что надо было мужику просто налить, считайте, что вы это уже сделали. Я вас услышал.
источник

Tags: перепост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments