Валькирия (valkiriarf) wrote,
Валькирия
valkiriarf

Categories:

А какую смерть выбрали бы вы, если бы могли?

Как говорится, в жизни врача реально много моментов, ради которых стоит жить. Но между этими моментами хочется подохнуть несколько раз подряд.


Ричард Смит: «Лучше умереть от рака»
При условии, что нет проблем с обезболиванием.


Рассказывать о способах ухода из жизни онкологических больных нынче нежелательно, не так ли? А вот издатель и общественный деятель Ричард Смит, много лет стоявший у руля The British Medical Journal, недавно признался в блоге BMJ, что хотел бы умереть от рака — если принять в расчет, что все мы не бессмертны и обязательно от чего-нибудь умрем.

Луис Бунюэль — сюрреалист, бунтарь, актер и кинорежиссер — много думал о смерти. «Иногда, — писал он в 1982, за год до своего ухода, — мне кажется, чем быстрее, тем лучше. Но чаще всего я размышляю о смерти, ожидая которую, я мог бы вспомнить всю мою жизнь для последнего прости».

А какую смерть выбрали бы вы, если бы могли?

Бунюэль точно знал, как не хотел бы уходить: «Боюсь умирать один в номере отеля, среди раскрытых чемоданов и со сценарием неоконченного фильма на ночном столике. Мне хотелось бы знать, чья рука закроет мои глаза». Он не хотел и другой смерти, «той, что загоняет в угол благодаря чудесам современной медицины… Во имя Гиппократа доктора изобрели наиболее изощренную пытку, когда-либо известную человеку: поддержание жизни».

Видя, как умирает испанский диктатор Франко, Бунюэль проникся жалостью к этому человеку, которого раньше ненавидел. Органы его тела отказывали один за другим, а доктора пытались с этим справиться. «Я, тогдашний студент медицины, в ужасе следил за их попытками, — признается Ричард Смит. — Смерть представлялась мне неумелым плотником, который, пытаясь соорудить стол, берется за одну ножку, за другую и неожиданно грохается на пол вместе со столешницей».

Бунюэль умер от рака поджелудочной железы в 1983. Последнюю неделю своей жизни он провел в теологических спорах с монахом-иезуитом. Его многолетний друг и соавтор Жан-Клод Карьер писал: «Луис долго ждал смерти, как хороший испанец. И когда она пришла, он был готов. Его отношение к ней напоминало отношение к женщине. Он ощущал любовь, ненависть, нежность, ироничную отстраненность долгих отношений, он не хотел пропустить последнюю встречу и момент единения. «Надеюсь, я умру в сознании», — сказал он мне. В конце концов так и вышло. «Я умираю», — его последние слова».

По словам Ричарда Смита, в сущности, есть четыре вида смерти. Внезапная смерть, медленное угасание от деменции, смерть в палате интенсивной терапии и смерть от рака — вы проживете довольно долго, а потом уйдете в течение нескольких недель. Есть еще пятый вид смерти — добровольной, но не о нем речь.

Если спросить людей, как они хотели бы умереть, большинство выберет внезапную смерть. Что ж, советует Смит, в таком случае нужно проживать каждый свой день так, как если бы он был последний, подразумевая, что отношения с близкими улажены, все дела в порядке, инструкции по проведению похорон написаны и находятся на видном месте — лучше на странице в Фейсбуке.

Медленная смерть от деменции ужасна: она разъедает человека постепенно. Но когда она придет, это будет всего лишь легкий поцелуй.

Смерть от отказа органов — легких, сердца или почек — наступит в больнице, с чужими людьми.

Так что смерть от рака — лучшая. Можно попрощаться, предаться воспоминаниям, написать последние письма, в последний раз посетить какие-то особые места, переслушать любимую музыку, перечитать любимые стихи, приготовиться, согласно своей религии, к встрече с творцом.

«Признаю: это романтический подход к смерти. Но достижимый, если в наличии имеются любовь, морфин и виски», — заключает Смит.

P.S.

В отсутствие обезболивающих у смерти от рака нет никакой романтики. Я благодарю всевышнего за то, что никогда не видела этих мук. Но знаю множество свидетельств того, как это бывает. Какой бы выход не избрал несчастный пациент в последней попытке не потерять человеческое достоинство, мы все знаем, какова истинная причина. И этого вида смерти — чтобы защититься от врачебных должностных инструкций — в современном обществе не должно быть.

Главное для тяжело больного человека — не ощущать себя брошенным. Тогда не будет суицидов.

Комментирует анестизиолог-реаниматолог Надежда Осипова:

Мысли о неизбежной смерти приходят в голову каждому человеку даже когда он молод, здоров и полон сил. Тогда эти мысли имеют нейтральный характер, не окрашены трагизмом состояния смертельно больного человека, испытывающего физические страдания. Какой вариант будущей смерти выбрал бы для себя здоровый человек, зависит исключительно от особенностей его личности, точнее психики. Это следует и из данной публикации.

Когда человек болен тяжелой болезнью с высокой вероятностью скорой смерти (мне таких онкологических больных пришлось повидать немало), то их состояние и поведение тоже в значительной степени определяется личностными особенностями, а также уровнем культуры, образования, нравственности, творческими способностями. Психологические особенности выходят на первый план в тех случаях, когда болезнь сопровождается тяжелыми физическими страданиями ( неустранимая боль) и обезображивающими дефектами, , когда человек ощущает одиночество, отсутствие сострадания и помощи. Некоторые этого не выдерживают и сами прерывают такую жизнь. Внимание, сострадание, помощь в облегчении боли и страданий, переключение внимания больного человека на объекты его интересов могут творить чудеса. Интеллигентные и творческие люди ведут себя достойно, многие стараются успеть завершить в оставшееся им время начатые проекты и решить семейные проблемы. Один из наших пациентов- художник, больной прогрессирующим раком легкого с сильным болевым синдромом, после назначения ему эффективной обезболивающей терапии, вернулся к творчеству, был «на подъеме» почти год, подарил нам несколько своих картин и ушел из жизни , постепенно слабея, без страданий. Ученый- генетик с прогрессирующим раком, длительно получавший полноценное обезболивание , успел закончить свою монографию «Генетические процессы в популяциях», которая с дарственной надписью стоит у меня в книжном шкафу. Он был спокоен, удовлетворен и благодарен за возможность завершить свои дела на земле.

Главное для каждого тяжело больного человека — не ощущать себя брошенным, никому не нужным, оставленным без помощи, участия и внимания. Тогда не будет и суицидов. Все здоровые должны помнить об этом, тем более, что когда-то придет и их скорбный час. К сожалению, сейчас так много убийств и террора, безвременно гибнет столько людей, что наши рассуждения меркнут перед этим.
Tags: паллиативная помощь, сперто в сети
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →