Валькирия (valkiriarf) wrote,
Валькирия
valkiriarf

Categories:

История абортов в СССР

Оригинал взят у st_dobrohotov в История абортов в СССР


А кто-там еще говорит что в Светской России абортов не было?
Всё интересное ниже, а если у кого-то много желания и времени, могут прочитать полный материал на сайте Института демографических исследований.

В настоящее время, несмотря на заметные успехи контрацептивной революции и значительное сокращение числа абортов, о котором свидетельствует официальная статистика, искусственное прерывание беременности продолжает оставаться основным методом регулирования рождаемости в России.

Дискуссия на Пироговском съезде вызвала широкий общественный резонанс. Буквально через несколько дней после ее окончания в «Правде» появилась статья В. И. Ленина «Рабочий класс и неомальтузианство», в которой он горячо поддерживал требование «безусловной отмены всех законов, преследующих аборт или за распространение медицинских сочинений о предохранительных мерах и т.п.». В. И. Ленин видел в этом охрану «азбучных демократических прав гражданина и гражданки».

Свое логическое завершение начатая общественная дискуссия получила спустя несколько лет после прихода к власти большевиков: 19 ноября 1920 г. аборт был узаконен.

Легализация прерывания беременности, помимо прямого влияния на реализацию плодовитости, содействовала распространению антинатальных социальных норм, связанных с внутрисемейным контролем над рождаемостью, и давала толчок к развитию и использованию иных методов такого контроля.

Отметим также, что послереволюционная Россия стала первой страной в мире, узаконившей прерывание беременности по желанию женщины. Западные страны осуществили полную легализацию аборта почти на 40–50 лет позже.

В нашей стране прервать беременность без объяснения причин можно до 12 недельного срока. После этого срока аборт разрешен по медицинским, а также по некоторым социальным показаниям.

Более того, искусственное прерывание беременности в стремительно вымирающей России входит в перечень услуг, оказываемых в рамках обязательного медицинского страхования, что предполагает государственное финансирование каждого аборта, сделанного в стенах учреждений «родовспоможения» Министерства здравоохранения и социального развития.

Именно в 1920-е годы исследователи пришли к выводу, что население СССР постепенно переходило к прямому контролю над рождаемостью. Основным путем такого контроля в тот период был аборт, который стал быстро входить в массовую практику.

Наиболее широкую распространенность аборты на первом этапе получили у советских горожан, в то время как сельское население по началу прибегало к искусственному прерыванию беременности значительно реже.

Уровень рождаемости сельских женщин за 1926 г. (46,4 на 1000 чел.) свидетельствовал об отсутствии широкого распространения практики «волевого ограничения рождаемости, а число родившихся на 1000 женщин в возрасте 15-49 лет по сельскому населению европейской части РСФСР за 1926 г., которое составляло 178,7 родившихся, можно принять за своего рода «норму» беременностей, близкую к той, какая существовала бы при почти полном отсутствии абортов и практики контрацептивных мероприятий.

По данным специального исследования, проведенного В. В. Паевским в Ленинграде, из 92620 статистически зарегистрированных беременностей, в 1928 г. лишь 42% закончились родоразрешением. Остальные 58% были прерваны абортом. Такая ситуация, по мнению автора, свидетельствовала о «почти исключительной роли абортов в понижении рождаемости».

В более поздний период масштабы абортивной практики городского населения только усилились.

В Москве в течение трехлетнего периода (1924–1927 гг.) данное соотношение выросло более чем в три раза, продемонстрировав следующие ежегодные значения:

  • в 1924 г. на 100 родов приходилось 27 абортов;
  • в 1925 г. — 38; 
  • в 1926 г. — 61; 
  • в 1927 г. — 86.

В Ленинграде данное сопоставление, увеличившись за тот же период более чем в четыре раза, выглядело схожим образом:

  • в 1924 г. на 100 родов был сделан 21 аборт;
  • в 1925 г. — 43;
  • в 1926 г. — 51; 
  • в 1927 г. — 88. 

В среднем по 13 губернским городам (Астрахань, Вятка, Иваново-Вознесенск, Кострома, Пенза, Рязань, Самара, Смоленск, Сталинград, Тверь Ярославль, Симферополь, Казань) за указанные годы число абортов на 100 родов было зафиксировано в следующих значениях:

  • в 1924 г. — 24;
  • в 1925 г. — 33; 
  • в 1926 г. — 45; 
  • в 1927 г. — 63.
В итоге в отмеченных городах рост соотношения числа абортов, приходящегося на 100 родов, в конце рассматриваемого периода превосходил его начальный показатель в 2,6 раза.

Начавшись в городской среде, антирепродуктивное поведение в виде массовых абортов быстро распространилось на село.

Уже к 1934 г. число учтенных абортов в сельской местности, хотя и было значительно меньше, чем в городах, тем не менее, превосходило число родов в 1,3 раза. По данным Наркомздрава, в 1934 г. у сельских женщин было отмечено 243 тыс. рождений и 324 тыс. абортов.

Опасаясь дальнейшего распространения абортов и еще большего снижения рождаемости, 27 июня 1936 г. ЦИК и СНК СССР было принято постановление о запрете, точнее об ограничении, абортов.

Аборты разрешались «исключительно в тех случаях, когда продолжение беременности представляло угрозу жизни или грозило тяжелым ущербом здоровью беременной женщины, а равно при наличии тяжелых заболеваний родителей, и только в обстановке больниц и родильных домов».

Сразу после принятия закона об ограничении абортов их число резко сократилось, а число рождений так же резко возросло.

Например, в ленинградских больницах в первой половине 1936 г. было произведено 43,6 тыс. операций по прерыванию беременности, а во второй половине года — всего 735. Число рождений только в Москве увеличилось с 70 тыс. в 1935 г. до 136 тыс. в 1937 г.

После окончания войны число абортов вновь стало увеличиваться, а уже к 1940 г. уровень рождаемости вернулся к показателям, наблюдавшимся до введения в действие указанного постановления.

Правда, в данном случае было бы справедливо допустить, что в некоторой степени падение рождаемости в указанный период могло быть связано с мобилизацией части мужчин для участия в советско-финской войне 1939–940 гг.: общая численность группировки советских войск с декабря 1939 г. по февраль 1940 г. выросла с 550 до 760 тыс. человек.

Спустя некоторое время, Указом Президиума ВС СССР от 23 ноября 1955 г. «Об отмене запрещения абортов» прерывания беременности, проводимые по желанию женщины в медицинских учреждениях, были вновь разрешены. Это привело к некоторому улучшению условий проведения абортов и частично вывело последние из подполья.

Однако другими последствиями указа были:

  • значительный рост количества абортов,
  • дальнейшее снижение рождаемости;
  • согласно мнению некоторых авторов, ущемление репродуктивных прав мужчин — мужей, влияние которых на процесс принятия решений о числе детей в семье значительно ослабло.
Е. А. Садвокасова пишет:

«Нежелание отца иметь ребенка (выделено мною — И. Б.) занимает весьма скромное место среди причин аборта как в городе, так и на селе. Столь незначительная доля этой причины аборта, по нашему мнению, блестяще доказывает полную самостоятельность советской женщины в семье, в связи с чем она считается со своим собственным нежеланием иметь ребенка и значительно меньше принимает во внимание нежелание мужа…».

Статистика абортов в СССР долгое время была засекречена, однако обнародование в конце 1980-х годов этой информации убедительно давало понять, что СССР занимал одно из первых мест в мире по количеству абортов.

По расчетам, приводимым на сайте «Демография России», которые основаны на данных Е. А. Садвокасовой, уже в 1959 г. число абортов в России достигло весьма высоких значений и составило величину порядка 4 в среднем на одну женщину репродуктивного возраста.

Стремительный рост абортов продолжался до 1964 г., когда был зафиксирован их максимальный уровень за всю историю России — около 5,6 млн или 169 абортов на 1000 женщин репродуктивного возраста.

Буквально на следующий год (в 1965) нетто-коэффициент воспроизводства населения впервые в мирное время опустился ниже единицы, то есть ниже границы простого замещения поколений, а соотношение родов и абортов составило 100 к 278.
 

В 1960-80-е гг. число абортов постепенно снижалось, но еще долгое время статистика абортов фиксировала чрезвычайно высокие показатели. Вплоть до 1990 г. включительно в России ежегодно совершалось более 4 млн. прерываний беременности, а среднегодовое число абортов в 1970-1980-х гг. превышало 4,5 миллиона.

Вместе с тем важно отметить, что по данным зарубежных авторов масштабы абортов в СССР были существенно выше, чем об это заявляла отечественная статистика. Так, по данным последней, в конце 80-х годов в СССР распространенность абортов составляла 90,0 на 1000 женщин фертильного возраста. Однако, как сообщается в книге А. Н. Юсуповой «Аборты в России», официально регистрируемое число абортов было явно заниженным и, по мнению зарубежных экспертов, составляло 9-12 млн.


Tags: незаконное акушерство, перепост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →