Валькирия (valkiriarf) wrote,
Валькирия
valkiriarf

Доктора мне, доктора!

[Спойлер]Оригинал взят у is_july в Любовник
Анискова Наталья, Гелприн Майк(«ХиЖ», 2012, №11)
Если вы ко мне на приём, то в регистратуру вам не надо. Лезьте себе на второй этаж и шуруйте по коридору налево. Там сначала будет здоровенная очередь к терапевту, за ней поменьше к хирургу, а потом и совсем маленькая. Думаете, раз маленькая - то ко мне? Ошибаетесь, это к проктологу. У меня очередей не бывает. Не оттого, что коновал какой, а потому, что специальность у меня новая, и люди ещё не привыкли. 
В общем, дуйте себе мимо проктолога и сворачивайте направо, в закуток. Раньше там уборщицы швабры хранили. А сейчас швабры сократили, и вместо них в закутке мой кабинет. На двери табличка с надписью СТОРГОЛОГ, но вы её не читайте. Во-первых, потому что кто такой сторголог, всё равно не знаете. А во-вторых, потому что табличка гипсом заляпана. Это Любка её гипсом, медсестра, чтобы людей не путать. А под табличкой она же надпись намалевала - масляной краской наискось во всю дверь - для доходчивости. Вот её и читайте, тогда ни за что не ошибётесь, если вам ко мне. Русским по белому написано ДОКТОР-ЛЮБОВНИК - это я и есть. 
Девице навскидку лет двадцать. Красивая. И тряпки соответствуют. 
- Присаживайтесь. На что жалуетесь? 
- У меня проблема, доктор, - девица вздыхает. - Я люблю сразу двоих... 
За спиной саркастически хмыкает Любка. Полиаморию она не одобряет. 
- Подробней, пожалуйста. Кто такие? Как давно любите? Почему обратились к врачу? 
- Давно, доктор. Со школы - мы учились в одном классе, все трое. Вчера Петя сделал мне предложение, когда узнал, что я беременна. А Игорь - неделю назад, я согласилась. Теперь не могу отказать Пете. 
- От кого вы беременны? 
- Не знаю, доктор. Я думаю, что от Игоря. Но от Пети тоже может быть. Или даже от Альбертика... 
Хмыканье за спиной превращается в возмущённое фырканье. 
- Кто такой Альбертик? - обречённо спрашиваю я. - Тоже одноклассник? 
- Нет, это парикмахер. Так что мне делать, доктор? 
- Аборт, - отзывается из-за спины Любка. 
- Прежде всего, сторгограмму, - игнорирую я неквалифицированную помощь. - Вон туда проходите, к сестре. 
Сторгограмму чертит хитрый прибор, называемый сторгоскопом. Это от греческого слова "сторгэ" - любовь. Как ни странно - к родственникам, и не обязательно противоположного пола. Впрочем, грекам было виднее. Так или иначе, прибор сканирует ауру пациента и в результате выдаёт затейливый рисунок, который для профана выглядит примерно как "Композиция Х" Кандинского. Ну, а для специалиста - как анамнез. 
- Так-с... - говорю я пациентке, ознакомившись с творением сторгоскопа. - У меня для вас хорошие новости. Вы абсолютно здоровы, никакой любви у вас нет. Ни к Игорю, ни к Пете, ни к кому там ещё. 
- К Альбертику, - подсказывает Любка. 
- Ни к Альбертику. Идите себе спокойно домой. 
- А как же я?! - ахает пациентка. - Как же я тогда замуж? 
- Это не в моей компетенции. Я занимаюсь только больными. Симулянтам и ипохондрикам, извините, рекомендаций не даём. Лекарств не выписываем, на процедуры не отправляем. Всего хорошего. 
.
Мужику лет тридцать. Среднего роста, плечистый, основательный. На спортсмена похож. 
- На что жалуемся? 
- Любовь без взаимности. 
За спиной вздыхает Любка. 
- Ясно, рассказывайте. Срок? Симптомы? Объект? 
- Она не объект, - хмуро глядит "спортсмен". 
- Хорошо, рассказывайте про "не объект". 
- Красивая такая... - пациент рисует в воздухе что-то вроде восьмёрки. - Сразу видно, что добрая. И такая вся, эдакая... 
- Одухотворённая, - подсказывает Любка. 
- Вот, точно! 
- Хорошо. Почему без взаимности? 
Посетитель явственно смущается, мнётся. 
- Она из этих, - выдаёт он наконец. - Из крутых. Вы бы её машину видели... Куда я со своей любовью. Подступиться к такой, и то боязно. 
- Ладно, посмотрим на сторгограмму. Проходите туда, к сестре. 
Случай, действительно, серьёзный. Любовь страстная, безответная, вторая стадия. 
- Сторгогон трижды в день, - выписываю я рецепт. - Если через неделю не поможет - будем работать дальше. 
.
В отличие от утренней симулянтки, новая посетительница одета неброско. И моделью не выглядит, хотя и вполне миловидна. К тому же, приходит она уже четвёртый раз за месяц - очевидный рецидив. 
- Здравствуйте, доктор, - говорит рецидивистка. - Можно? Валя я, помните меня? 
- Здравствуйте, Валя. На что жалуетесь? 
- Всё то же самое, доктор... 
"Всё то же самое" - это патологическая влюблённость в неизвестного мне индивида, который её в грош не ставит. Сторгограмму можно не делать: предыдущие две были идентичны и показывали любовь настоящую, платоническую, в третьей стадии - предпоследней. 
- Сторгогон принимали? - спрашиваю. 
- Дважды в день, как прописано. 
- Разлюбинку глотали? 
- Столовую ложку с чаем. Не помогает мне, доктор. Ночами не сплю, из рук всё валится, уже на стены начала натыкаться. 
- А этот? 
- А что этот? - пожимает плечами посетительница. - Смотрит на меня, как на пустое место. 
- Вот скотина! - подаёт голос Любка. 
- Ладно. Дозу разлюбинки удвоите. Вот рецепт на сторгоцит, он посильнее сторгогона будет. Трижды в день. Через неделю придёте на приём. 
.
Очередной пациентке явно за двадцать, а точнее - кто их разберёт, этих маленьких и тощеньких блондинок. Запросто может оказаться и за тридцать. 
- Здравствуйте, - улыбка хорошая, располагающая. И родинка над верхней губой пикантная. 
- Здравствуйте. На что жалуемся? 
- Безответная любовь. 
- Эпидемия сегодня, что ли, - бурчит Любка. 
- Что? - не понимает пациентка. 
- Ничего-ничего. У сестры своеобразный юмор. Медицинский. Рассказывайте. 
- Каждый день его вижу. И улыбаюсь, и глазами стреляю, и вообще. А он ноль внимания, только о погоде говорит... 
- Мини-юбку с ботфортами не пробовали? - подаёт голос Любка. 
- Мне нельзя, я на работе. 
- Понятно, - говорю я, - служебный роман. Опишите объект. 
- Объект... - пациентка явно волнуется. - Ну, такой. Строгий, правильный, честный. И вообще. 
- И вообще дурак, - помогает Любка. 
Сторгограмма фиксирует любовь настоящую, платоническую, второй пока степени. Прописываю сторгогон и стоп-сторг. 
.
Антон стоял на своём обычном посту - на Площади Труда. Смотрел во все глаза, махал жезлом, штрафы выписывал - всё как положено. И ждал трёх пополудни. Как всегда. Без пяти три он уже едва не приплясывал от нетерпения. 
Без минуты три, как обычно, с улицы Кирова вырулил красный "Майбах". На душе у Антона потеплело. Он вгляделся: так и есть, девушка за рулём опять не пристёгнута, и окно открыто. 
Антон привычно махнул жезлом, останавливая машину, и, счастливый, подошёл к окну. 
- Здравствуйте, - улыбнулся он нарушительнице. 
- Здравствуйте. 
- Ну что же вы, девушка? Опять нарушаете? Ремешок не пристёгнут ... - выразительно покосился Антон. 
- Опять, - смущённо улыбнулась та в ответ. 
- Проезжайте. Только не нарушайте больше, ладно? 
- Я попробую, - серьёзно кивнула девушка, поправляя светлую прядь. 
- Вот и договорились. Нехорошо в такую погоду правила нарушать, верно? 
- Верно... - снова улыбнулась нарушительница. - Погода прекрасная. 
- До свидания. 
"Майбах" затерялся в потоке машин, а Антон долго ещё смотрел вслед.
.
Сентябрь. За окном льёт на всю катушку, в лужах скоро можно будет купаться. 
- Здравствуйте, доктор. Валя я, вы меня помните? 
Ещё бы не помнить - Валя-рецидивистка, приходит пунктуально, еженедельно. 
- Здравствуйте. Помню. На что жалуетесь? 
- То же самое, доктор... - смущённо вздыхает рецидивистка. 
На сторгограмме ничего нового - любовь настоящая, платоническая. Третьей степени. Меняю сторгоцит на антилюбвин, некоторым лучше помогает отечественное. Выпроваживаю рецидивистку. 
- Больше не болейте, - говорю на прощание. 
Любка саркастически хмыкает за спиной. Я согласен. К гадалке не ходи - через неделю Валя появится вновь. 
.
Маленькая блондинка с родинкой над губой. Любовь безответная, платоническая. Что у нас, день рецидивиста сегодня? 
- Здравствуйте, доктор. 
- Здравствуйте. На что жалуетесь? 
- Как и раньше, - вздыхает девушка. 
- Лекарства принимали? 
- Конечно, всё как выписывали - таблетки, микстуру. Бесполезно. Я каждый день туда езжу, к нему, чтобы парой слов о погоде обменяться... 
- А ботфорты? - интересуется Любка. 
- Нельзя мне. Я за рулём, а на каблуках неудобно. Да и не в них дело. Ему что я в ботфортах, что в лунном скафандре - одна разница. Стоит себе истуканом. 
- Где стоит-то? 
- На Площади труда. Каждый божий день кроме выходных. А я через неё езжу. Тоже каждый день. 
- Что ж, давайте сторгограмму сделаем. 
.
- Здравствуйте. Я к доктору. 
- Проходите, присаживайтесь. На что жалуетесь? 
- Да я, собственно, ни на что. 
Поднимаю от бумаг глаза. Даме лет сорок. Плюс-минус десять. Точнее не позволяет определить обильно наложенная на лицо штукатурка. 
- Вообще ни на что? 
- Ну, собственно... Мне раздеваться? 
- Нет-нет, раздеваться не надо. Я, извините, не вполне понимаю. Если вы ни на что не жалуетесь, зачем тогда ко мне пришли? 
- Да я вообще-то не к вам, - объясняет пациентка. - Я к проктологу. 
- Э-э... 
- К нему сейчас очередь. Ну, и я подумала, что успею. 
- Простите, что именно успеете? 
- Ну как... Это. Что у вас на дверях написано. Или вы не доктор любовник? 
За спиной истерически гогочет Любка. 
- Так что же мне, не раздеваться? 
- Не надо, - говорю я твёрдо. - Посидите пока здесь. Пойду, договорюсь с проктологом, чтобы вас принял вне очереди. 
.
- Здравствуйте, доктор. 
А вот и очередной рецидивист. "Спортсмен" с безответной любовью к владелице крутой машины. 
- Здравствуйте. Как ваши успехи? 
- Никак, - хмурится "спортсмен". 
- Лекарства принимаете? 
- Принимаю. 
- И что? 
- А ничего: она подъезжает, я стою и смотрю, как пацан на карусель. 
- Тяжёлый случай. Кстати, где вы стоите? 
- На посту стою, на Площади Труда. Я в ГИБДД работаю. А она мимо ездит каждый день, в три часа пополудни... 
.
Без минуты три красный "Майбах" вырулил на Площадь Труда. Антон привычно вгляделся: окно, как всегда, нараспашку, девушка за рулём не пристёгнута. 
Антон махнул жезлом и шагнул к машине. 
- Здравствуйте, - улыбнулся он. 
- Здравствуйте, - отозвалась нарушительница. 
- Что же вы, девушка? Снова нару... 
Договорить Антон не успел. Мимо промчался лиловый "Фордик" с заляпанными номерами. Вильнул и смачно въехал левыми колёсами в здоровенную лужу. Грязевой поток обрушился на Антона, прошёлся по "Майбаху" и через открытое водительское окно окатил девушку. "Фордик", надрывно взвизгнув тормозами, свернул в ближайший переулок и скрылся. 
- Япона мать... - сквозь зубы выругался Антон. 
- Ох, - нарушительница окинула взглядом заляпанный грязью салон, посмотрелась в зеркало и всхлипнула. - Что же я теперь хозяйке скажу... Мне через двадцать минут её из фитнес-клуба забирать. 
.
- Здравствуйте, доктор. 
- Можно? 
А такое редко бывает - парами сюда не приходят. Всего один раз до этого были - два старшеклассника, влюблённые в учительницу химии. 
Посетители, правда, прежние - "спортсмен" из ГИБДД и мелкая блондинка, которую Любка всё пыталась вырядить в ботфорты. 
- Проходите, присаживайтесь. На что жалуемся? 
- А мы не жалуемся, - отвечает "спортсмен". 
- У нас теперь всё хорошо, - подхватывает блондинка и краснеет. 
- Лекарства, выходит, не помогли? - спрашиваю. 
- Хам один помог, на древнем лиловом "Форде", - радостно докладывает "спортсмен". 
- Интересная терапия. Рассказывайте уж. 
- Я Веронику остановил, как обычно, а этот мимо пронёсся и нас обоих грязью - из лужи. 
- И я расплакалась, потому что машину только-только вымыла и торопилась... 
- Оказывается, Вероника на этой машине работает ... 
- Ну да, водителем. У меня хозяйка бизнес-леди. Антон поэтому и знакомиться не хотел. 
- Думал, она и смотреть на меня не станет, раз на такой ездит, - разводит руками "спортсмен". 
- Вот. А я каждый день нарочно не пристёгивалась, чтобы остановил. А он знай своё - о погоде. 
- В общем, так мы и познакомились, - улыбается Антон. - Если бы я сейчас того типа на "Форде" встретил, спасибо сказал бы. А сначала хотел - в морду... 
- Древний лиловый "Форд", - с подозрением говорит Любка, едва пара скрывается за дверью. - Что-то это смутно мне напоминает. 
- Мало ли у кого лиловый, - игнорирую я догадки неквалифицированного персонала. - Не говоря о древнем. 
Ну да, "Фордик" пора менять, он уже лет пять как на ладан дышит. А мне жалко - привык. Да и на приличной машине не очень-то погоняешь по лужам, даже в интересах пациентов. 
.
- Здравствуйте, доктор. Можно? Валя я, помните меня? 
- Разумеется, разумеется, проходите. 
Валя-рецидивистка. Всё правильно, давно не было. Ровно неделю. 
- На что жалуемся? 
- То же самое, доктор. Я для него как пустое место. 
- Редкостная скотина, - сочувствует рецидивистке Любка. 
Выписываю сторгокилл, его только начали производить. Если верить рекламе, исцеляет не то что влюблённых, а даже мёртвых. 
- Хотя, сдаётся мне, этой и сторгокилл не поможет, - жалуюсь я медсестре. 
- Ясное дело, не поможет, - бурчит Любка, - особенно если спускать его в горшок. 
- Куда спускать? - переспрашиваю я ошалело. 
- В унитаз, - поясняет неквалифицированный персонал. - Он у нас позавчера уже от ваших снадобий засорился. 
- Как засорился? У кого это "у нас"? 
- У нас с Валюшкой. 
- А? - до меня не доходит. - У вас с Валюшкой? 
- Ну да. В кои-то веки решила сестре приличного мужика сосватать. А тот и в стетоскоп не дует. Я бы на её месте давно плюнула. А Валька ходит. Раз в неделю. К нему, к скотине. Надеется на что-то, дура. 
- Куда ходит? - спрашиваю я обалдело. - К какой скотине? 
Неквалифицированный персонал вздыхает и убирается прочь за дверь. 

Tags: перепост, юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments