April 21st, 2018

* * *

...Про лекарства - у нас ни одной субстанции для антибиотиков своей нет. Хотя нет, вру, ванкомицин теперь есть. Мордовский. Етит их мать! История вообще ничему не учит. Это же даже не история медицины, это история ВОВ, когда пенициллин британские партнеры даже за золото не давали. У нас тут война на пороге, а антибиотиков своих ноль (потому что ванкомицин - это ноль). С чего они все там взяли, что Китай или Индия им будут субстанции в клюве носить - не постигаю. Королевство эльфов, все только про свой карман. Все ЛОМы на зарплате, не удивлюсь, если и ВИС на ней же, иначе чего она так за Семакс вцепилась. 
Так что ни хрена мы не вставали, дальше чем написать программу "фармация" и получить гешефт с таблетко-перепаковки, дело не пошло. ЛОМы, опять же, зарплату свою хорошо отрабатывают. А как в один день уходит американский бизнесс, можно вспомнить уход Шевроле, который отказался от локализации у нас, но почему-то понастроил заводиков у узбеков и казахов, и свалил от нас в рекордно-короткие. Таблеточники свалят еще быстрее, как только - так сразу.

Под Вероникой Игоревной кресло заходило ходуном?https://kotenka-m.livejournal.com/774303.html via LiveJournal

Тоже о войне

Заключенные-гомосексуалисты в концентрационном лагере Заксенхаузен, помеченные спецнашивками «Розовый треугольник», Германия, 19 декабря 1938 года.(фото)

Collapse )

Про лекарства

ВНИМАНИЕ!
Друзья, поступило предложение организовать флеш-моб с обращениями в приёмную Володина.
https://priemnaya.parliament.gov.ru/ru/message/
Такое обращение делает персонально каждый со своими официальными личными данными, такое обращение имеет юридическую силу.
Нам нужно разработать "рыбу" текста, которую можно будет копировать и вставлять в своё письмо.
Основа - текст Ирины, но возможно стоит добавить аргументы против принятия, чем это может навредить именно им.
Текст должен быть сжатый и хлёсткий.

Тезисы от Марии Агафоновой:

Кто является потребителем импортных лекарственных препаратов?

1. Льготники, которым не подошли дженерики и по заключению комиссии они получают оригиналы.

2. Льготники, которым не подходят дженерики, но они не добились закупки по ТН или не стали связываться с бюрократией и покупают препараты самостоятельно.

3. Не льготники, покупатели, которые выбирают импортные препараты, потому что эффективность перепробованных отечественных дженериков не устроила, нашли "свои" лекарства по ТН, которыми довольны, и берут их, несмотря на более высокую стоимость.

4. Случайные покупатели, которые посмотрели рекламу/упаковка понравилась/доверяют лишь западным брендам/сторонники "дороже - значит лучше".

В случае запрета первые две группы будут все равно доставать нужные препараты, спонсируя черный рынок, открывая стихийные группы по сбору на лекарства, потому что через благфонды не смогут закупить "запрещенку" без комиссии Минздрава. Но для подачи на комиссию нужно, чтобы запрещенный препарат назначил врач. От чего врач будет открещиваться руками и ногами даже при прямых показаниях, чтобы не получить нагоняй от руководства. Именно так и сложилась ситуация после принятия закона об уголовной ответственности за ввоз незарегистрированных препаратов. После нового закона масштабы возрастут в разы.

Не найдут средства - будет возрастать инвалидизация, повышаться обращения в стационары, поликлиники, скорые, огромная нагрузка на скромный бюджет здравоохранения и социальную сферу.

Третьи разделятся: часть из хронически болеющих, будет продолжать покупать их у фармавояжеров, не платящих налоги, часть смирится с дженериками или будет просить путешествующих знакомых привезти нужное впрок, рецепт на простые лекарства по МНН выпишет любой терапевт. Возрастет криминализация выписки рецептов на препараты не строгой отчетности, которые не надо вносить в базу.

Четвертая группа, покупающая препараты от случая к случаю, может, и не заметит перемен или начнет закупаться впрок.

Еще большая подгруппа - это люди, впервые столкнувшиеся с серьезным диагнозом, вроде онко. Когда важны не только эффективные противоопухолевые препараты, но и поддерживающие печень, поджелудочную, противорвотные, антибиотики, противогрибковые и тд.
В случае запрета многих зарубежных препаратов участятся случаи сдвигов курсов лечения или даже гибели пациентов на этапах между курсами из-за ослабленного организма, оказавшегося без эффективной поддерживающей терапии. Многие высокотоксичные протоколы придется адаптировать под российскую версию из-за невозможности восстановить пациента к следующему этапу, что снизит эффективность и повысит смертность. Как адаптировали когда-то немецкий протокол BFM для лейкозников, не вытягивали детей на высоких дозах из-за отсутствия в стационарах адекватной сопутствующей терапии. Сейчас эти препараты закупают фонды при больницах. После принятия закона фонды легально помочь не смогут.

В итоге участятся сборы на полный цикл лечения за рубежом, с вывозом огромных средств из страны.