Валькирия (valkiriarf) wrote,
Валькирия
valkiriarf

Categories:

Про российскую вакцину

Коллективный евтушенко целую неделю наезжал на институт Гамалеи так агрессивно и безосновательно, что даже меня – скептика – разобрало. Выступлю ка я в защиту сумрачного гения военврачей, легендируемого мягкостью академика Гинцбурга.

1. Все мировые вакцины в 20-21ом гг будут зарегистрированы с нарушениями привычных процедур. Большинство компаний, чьи препараты находятся даже не в третьей, а во второй стадии КИ готовят производственные мощности под ускоренное производство. Для «нормальной ситуации» - это абсурд, а вдруг препарат не получится. Но мы не в нормальной ситуации. Поэтому все препараты, которые могут быть зарегистрированы теоретически – будут зарегистрированы. Даже если крупным шрифтом в спецификации будет рекомендовано при каждом введении иметь под рукой шприц с адреналином, а списки противопоказаний будут размером с том Британской энциклопедии. В противном случае – если бы нормальные процедуры свято соблюдались – препараты в лучшем случае были бы готовы к концу 20х годов. Между поступлением «заказа» на вакцину\препараты от Эболы и их регистрацией прошло как минимум 6 лет. Считается нормальным, если препарат выходит на рынок через 10 лет после своего изобретения. Получить первыми регистрационные документы Гамалее помогли особенности регулирования в РФ. В этом смысле возмущение фанатов биотех стартапов понятно. Получилось как бы нечестно по отношению к другим участникам гонки. Но дело в том, что кроме «символического значения» эта «победа» не имеет. Регистрация в других юрисдикциях проходит по их правилам, рынок продукция Гамалеи не отберет ни у кого, пока препарат не будет отвечать правилам нероссийских юрисдикций.

2. В мире по самым скромных оценкам готовятся к выходу полторы сотни вакцинных проектов. Большинство из них (и ровно все, кто находится хоть в какой то стадии КИ) – не имеют никакого отношения к «инновациям» впрямую, а построены на понятных и относительно проверенных технологических платформах. Проекты ведут а) биржевые компании б) частные небиржевые компании в) государственные институты (в том числе связанные с национальной обороной). Наиболее активны в публичной плоскости биржевые компании. Наименее активны – государственные институты. Небиржевые компании проявляют спорадическую активность, связанную с необходимостью получить доступ к деньгам. «Даже китайцы что-то публикуют!» – вопят. Но дело в том, что 4-5 китайских бренда, которые «что то публикуют» и вообще на слуху – торгуются на биржах. Естественно, что биржевая Кансино действует в логике биржи, а в какой логике действуют закрытые институты НОАК и на каком количестве солдат они экспериментируют мы и не узнаем никогда. Сравнивать публичную активность института Гамалеи и коллективной Модерны – нелепо. Но если уж сравнивать, то надо сравнивать все. Сотрудники Гамалеи не замечены в инсайдерской торговле, они не сидят в судах по поводу краденых патентов и вообще выглядят более порядочными людьми и ответственными учеными, чем менеджмент Модерны или Иновио. Почему вакцина Гамалеи подверглась такой агрессии понятно. Да, благодаря своему «некоммерческому» статусу она получила значительное преимущество при разработке и регистрации, чем препараты торгующихся на бирже участников вакцинной гонки. А символическая «предрегистрация» еще и прямо залезла этим участникам в карман – можно посмотреть, что произошло с курсами акций вакцинных стартапов в последнюю неделю (спойлер – они скопом рухнули). Звание «вакцинного чемпиона» дало бы нехилую премию к цене акций, а тут какая-то мутная российская контора хочет у серьезных людей это звание забрать. Обидно.

3. Безопасных лекарств не бывает. Вакцины вмешиваются в один из самых тонких механизмов человеческого организма. В механизм иммунитета. Причем вмешиваются грубо, как удар молотка. Смертность при вакцинации первыми вакцинами была выше, чем от коронавируса сегодня, кстати. Но оспа – будучи (в отличие от коронавируса) настоящей особо опасной инфекцией – убивала существенно больше чем 3% заболевших. Вакцинация – это соотношение неизбежных рисков и очевидных «прибылей». При этом «безопасных» вакцин не бывает, как не бывает и лекарств без побочек. Вакцинация миллиардов против новой инфекции даст десятки миллионов побочных эффектов разной степени тяжести и прямо или опосредовано приведет к десяткам тысяч смертей. С чем будут связаны эти смерти? С генетикой (так же как тяжелое течение любого воспаления связано с генетикой), с сопутствующими болезнями, с общей недоизученностью процессов иммунного ответа и воспаления, с отсутствием доступа к медпомощи, с нарушениями технологии при производстве таких гигантских объемов продуктов. Безопасных вакцин первого поколения от новой инфекции быть не может. Человечество обречено на то, что настоящим «клиническим исследованием» станет массовая вакцинация. Можно утешить себя тем, что третье-четвертое поколение вакцин станет более безопасным, а вероятность умереть – как обычно - в бедных социальных группах стран третьего мира окажется выше, чем у богатых белых, живущих в больших городах развитых стран.

4. У гамалеевской вакцины было еще одно преимущество, оборачивающееся проблемой – это сотрудничество с военными при ее изготовлении. Ни для кого не является секретом, что вакцина делалась на базе вакцины от Эболы, прошедшей кстати множество КИ в Африке (половина товарищей, которые к ней отношение имели, получили ордена африканских стран за заслуги перед оными). Так получилось, что Эбола – болезнь, которая России не угрожает. Она интересна только пиарщикам нашей мягкой силы (в погонах) и специалистам войск РХБЗ. Вдруг наступать придется куда-нибудь через пойму реки Конго, например. Или супостат добавит в вирус Эболы что то, что позволит ему сбросить оковы и ограничения природных очагов. Так вот, требовать от продукции возникшей в сотрудничестве с впкашным биотехом публикаций в рецензируемых журналах – это очень странно. Хотя бы потому, что любая такая публикация автоматически отправит авторов на пятнашку по статье «измена Родине». Разумеется, для продвижения вакцины в мире придется освободить от разного рода грифов секретности многие патенты, документы и результаты исследований. И это произойдет, так как запал поучаствовать в спасении человечества судя по всему есть.

5. Итак. Есть ли гарантия, что Гамалея сделала что то феноменальное, спасительное и полностью безопасное? Нет, разумеется. Но у них есть препарат, построенный на платформе, прошедший за годы работы над вакциной против Эболы все необходимые исследования на предмет безопасности. Это факт. Буду ли я вакцинироваться сам? Безусловно да. Потому что я не могу себе позволить пять лет выкинуть из жизни, ожидая, когда появится третье поколение вакцин, которое снизит проявления побочек раза в два по сравнению с первым. Это риск. И мое право. Все же обвинения, которые звучат в адрес вакцины ничем не обоснованы. Частично потому, что Гамалею обвиняют в том, что делают абсолютно все (начинают процесс запуска производства до регистрации препарата, обходят процедурные условия "нормального времени"), а частично потому, что Гамалее вменяют нарушение норм, которые институт совсем не обязан выполнять.

PS. А любителям порассуждать про этику в отношении с сотрудниками, я бы предложил побывать на форумах сотрудников биотехкомпаний и почитать, что из себя представляет Модерна как работодатель. Это одновременно очень смешно и очень показательно. Такой незамутненный пример капиталистической сверхэксплуатации и поражающего воображение начальственного скотства. У нас такое себе представить невозможно в силу патриархальности отношений в научных коллективах.https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3193770840744263&id=100003341367031
Tags: Коронавирус
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →