Валькирия (valkiriarf) wrote,
Валькирия
valkiriarf

До слез

Наташа Яремчук.

https://m.facebook.com/groups/550142995125978?view=permalink&id=1085659784907627

Сколько работаю в акушерстве, столько не могу привыкнуть к непредсказуемости и моральному напряжению акушерских дежурств.
Можно, лениво зевая и улыбаясь своим мыслям, сидеть в ординаторской в фейсбуке, с удовольствием есть какую нибудь вкусняшку, запивая кофе, заваренным кипятком в огромной бульонной чашке, и не знать, что через десять минут...
... Телефонный звонок. Терапевты просят консультацию. У них семнадцатилетняя девушка с высоким давлением. У девушки метаболический синдром, нарушение менструального цикла, вес сто двадцать килограмм. Пришлют к нам на осмотр.

Дитя... Толстенький низкий колобок, с очень давними эндокринными нарушениями и наивным детским взглядом. Менструальный цикл нарушен и она за ним особо не следит. Месяцев семь назад был первый половой акт. « ... Тётенька, Вы только не подумайте, я не такая, просто он единственный, кто обратил на меня внимание. У нас на первом курсе знаете, сколько красоток, а я ведь толстая. А тут он мне предложил....». На лице счастливая и мечтательная улыбка... Даже слезинка счастья от радостных воспоминаний....

В её матке - ребёнок, с уходящими кровотоками, приблизительно килограмм веса, о котором она не подозревала... Давление - уже выше способности аппарата его измерять.

Что делать - понятно. Но!... Кто скажет, какими словами обьяснить этой девочке, что нужно срочно бежать в операционную и спасать её и ребёнка! И в первую очередь - её, потому что тяжёлая преэклампсия (она даже слово это с первого раза не выговорит) это прямая угроза прежде всего жизни беременной. И начинаешь очень тихо объяснять и подбирать слова, сдерживая уже свою тахикардию, и просишь срочно найти кого нибудь из родителей и почти кричишь - а где твоя мама?
«А я всё поняла... режьте меня, раз так надо... только мамочку мою не беспокойте. Ей нельзя волноваться. Она ведь тоже беременная и у меня через два месяца братик будет... А один килограмм - это очень мало?...».

Эпидуральная анестезия... Разрез... Ребёнок... Девочка...
«Тётенька доктор, а она живая? И только не показывайте мне её, я пока ещё боюсь...»
Работая на автомате, краем глаза косишься на реанимационный стол, где над крохой колдуют педиатры... Интубация... Транспортный кувез...
По глазам неонатологов понимаешь, что всё не так плохо... Выдох...
«А правда же, такие дети потом совершенно нормальные? А это сколько ждать, чтобы она нормальная была?... Мы её выкормим, она поправится, правда же? Тетенька доктор, ну почему Вы молчите, ну скажите же мне хоть что-нибудь...».

Третья сигарета подряд, застывший кофе... Почему то лезет в голову, что вчера дома был скандал - семнадцатилетнюю дочку не допустили к сессии - не нашла общий язык с преподавателем по основам экономической науки. Она, рыдая, закрылась в комнате, а я по дверью читала нотации про её безалаберное отношение к жизни и к своему будущему. И ещё, я в сердцах кричала, что не буду с ней разговаривать, пока она не научится себя вести, как положено, и не сдаст сессию.
Я набрала номер телефона дочери....

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments