Валькирия (valkiriarf) wrote,
Валькирия
valkiriarf

КАК НАС ЛЕЧИЛИ (от Н.Перцева)


https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=1600668123334870&id=100001750929197
А как нас лечили в сороковых-пятидесятых? В общем, довольно успешно, несмотря на то, что пенициллин в СССР появился совсем  незадолго до моего рождения — в сорок втором году.  При этом не нужно думать, что его можно было свободно купить в аптеке, скажем, в сорок пятом. Я уже писала, что мама умирала в тахтапульском роддоме от сепсиса, и только обещание папы убить заведующую ее спасло.  На черном рынке пузырек пенициллина стоил немыслимых денег. Сульфидин, один из первых сульфаниламидов тоже стоил недешево. Но к пятидесятому году ситуация выправилась, и в аптеках лекарства появились.
Конечно, самым распространенным заболеванием у детей был катар верхних дыхательных путей, позже переименованный  в ОРЗ, а потом — в ОРВИ. Но тогда — катар. Чем лечили? Насморк - протарголом, (лекарство-долгожитель, существует и поныне, и, как ни странно, пользуется популярностью), позже — эфедрином, свободно продававшимся в аптеках еще в семидесятые годы: тогда никому в голову не приходило варить из него наркотическое зелье, да и снотворное, вроде веронала, тоже можно было купить без всякого рецепта. Нафтизин появился уже в конце пятидесятых, что было огромным облегчением, потому что как вспомню кошмарные ночи с забитым носом и пересохшим больным горлом, которое пользовали стрептоцидом, кстати, очень хорошо помогал. Я имею в виду белый стрептоцид. Был еще красный, но довольно скоро его сняли с продажи, вроде бы, очень вредный. Помню дружное сожаление дам-соседок, красивших волосы именно красным стрептоцидом. Вот только не знаю, в какой цвет. Возможно, рыжий.
Позже в моду вошел стрептомицин, им лечили всех от воспаления легких, бронхитов и трахеитов, не обращая внимания на то, что этот антибиотик давал осложнения на слуховой нерв, и дети элементарно глохли. Я сама знала жертв такого лечения.
Вскоре вместо стрептоцида стали прописывать норсульфазол и этазол  «от горла». Кашель лечили горчичниками и банками. Теперь банки давно не применяются, а горчичники ставлю. Как сейчас помню: я лежу и страдаю, а сестра читает мне «Вождя краснокожих», и я забываю о том, что жжет нестерпимо и смеюсь…
Вообще в то время у многих была синяя кварцевая лампа-рефлектор и нос прогревали этой лампой или приходилось ходить в поликлинику на сеансы УВЧ.  Педиатры рекомендовали парить ноги в горчице и сыпать горчицу в носки на ночь. Мне это не казалось такой уж обременительной процедурой, особенно, горчица в носках.
«От» головы» принимали пирамидон, тройчатку, а позже — цитрамон.
При сердечном приступе кололи камфору, отит лечили турундочками, пропитанными борным спиртом, и компрессами из камфорного спирта.
Валидол, кордиамин, капли Зеленина, капли Вотчала — это тоже сердечные.
Вместо эспумизана поили малышей укропной водичкой, эффективность которой была не слишком велика. А еще я в детстве, как подобает романтичной натуре обожала капли датского короля, просуществовавшие, как это ни странно звучит, со второй половины восемнадцатого века до конца двадцатого.  Тогда бромгексина Берлин-Хеми и АЦЦ и в помине не было.
И даже Булат Окуджава прославил эти капли в своей бессмертной песне:
Капли датского короля пейте кавалеры!
Интересно, что первый гормональный препарат преднизолон появился во второй половине пятидесятых и я, к сожалению, стала жертвой убежденности врача, что это панацея. Было велено его пить, причем без всякой системы, трижды в день, что здоровья мне не прибавило…
Да, главный предмет нынешней рекламы- диарея. Фталазол, существующий и поныне. А от запоров — касторка, гадость страшная, позже выпускаемая в капсулах для облегчения мучений.
А вот ревмокардит мне лечили  раствором ацетилсалицилвой кислоты, то-бишь аспирина. Правда, полагалось его пить с молоком.
И никаких одноразовых шприцов. Да и многоразовые в магазинах не продавались. Доставались через медсестер. Хорошо,  у меня сестра была врач…
Но это лечение официальное.
А ведь были еще и домашние средства. Зачастую довольно зверские.
В мое время  и еще долго после моего времени всех детей поили рыбьим жиром. Раз в день. По столовой ложке.  И никакие вопли не помогали. Давали закусить кусочком черного хлеба с солью или соленым огурцом. Я сына уже кормила рыбьим жиром в капсулах.
Мои мама и сестра- женщины решительные, особенно мама. Особенно в той части, где речь шла о лечении.  Чего я только не натерпелась!
Как -то сестрица притащила домой чесночную настойку… нет, не то, что подумали мужчины, а чесночную аптечную настойку, и стала капать мне в нос от насморка… врагу не пожелаю.
А керосин!  Керосин вообще был маминым любимым средством.
Настойкой из красного перца в керосине выводили клопов. Процеженным через ватку керосином истребляли мне ангину. На палку наматывалась вата — получался так называемый квач. Вот этот квач пропитывался керосином и мне смазывали горло. Нужно сказать, рецепт крайне действенный. После дня такого лечения ангина скукоживалась и возвращалась не слишком скоро.
Когда я в пятилетнем возрасте притащила домой вшей, мама не стала меня стричь. Намазала корни волос керосином.
Через два часа вымыла мне голову а через несколько дней повторила процедуру. На этом с вшами было покончено.
Ну, над вареной картошкой дышали мы все. Но для меня это было настоящей пыткой, я почему-то не выношу горячего воздуха и потому никогда не хожу в баню. Но мама была неумолима. Она сажала меня под одеяло и заставляла дышать картошкой.
И, простите за натурализм, но свечки из хозяйственного мыла служили лучше всякого слабительного!
А кашель еще лечили молоком с маслом и содой. - невероятно тошнотворная смесь.
Зато укусы ос и пчел лечили компрессами из нашатырного спирта — боль утихала сразу.

Не успела я все это написать, как свалилась с гриппом. Очередная пакость на мою голову. Накаркала.
И снова я лежу в полубреду, с температурой 39, но уже некому положить мне руку на лоб, прижаться к нему губами…. Некому побежать среди ночи к профессору Бусселю, некому позвать Екатерину Дмитриевну Ботт…..
Некому приказать утром умыться из принесенной миски и застелить постель, невзирая ни на что — мама считала, что нельзя поддаваться болезни.
Теперь я справляюсь сама. При таком -то количестве лекарств!
И все равно, вспоминается маленькая полутемная комнатка, огромная перина, в которой утопает мое горячечное тельце, ртутный градусник и слова мамы:
- Нелли , посмотри за ней, я к Бусселю….

Tags: медикаменты, перепост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments