Валькирия (valkiriarf) wrote,
Валькирия
valkiriarf

Categories:

Olga Lev · BURNOUT

Посвящается Инне, Нелли, и Тане.

Рабочий день окончен. Я плюхаюсь на водительское сидение, захлопываю дверь, выключаю бипер. Все, все. Больше не могу. Этот день вычерпал меня до дна.

С самого утра одна мама привела на повторный осмотр семилетнего пациента с аутизмом. С собой она прихватила еще троих, мал мала меньше. Их не с кем было оставить. Тот, кто меньше, правда, мирно спал в коляске, но мал и мала, оставленные без надлежащего присмотра, быстро разгромили и комнату ожидания, и мой кабинет.

За ними последовала мама с тяжелым эпилептиком. После 30 минут интенсивного обсуждения схемы лекарств и написания кучи бумаг она заявила, что с моим планом не согласна и хочет получить второе мнение. Правда, согласно истории, это было не второе мнение, а по меньшей мере четвертое.
— Извольте проследить, чтобы документы были посланы в Н-ский детский госпиталь, — распорядилась она и важно удалилась, оставив после себя сильный парфюмерный запах.

После пары "нормальных" пациентов явилась семья новых иммигрантов с ребенком с ДЦП (детский церебральный паралич). По-английски они не говорили совсем. Это ничего. Гуманная Америка обязывает медицинские учреждения обеспечить перевод с любого языка, и у нас для этого есть специальная телефонная служба. Через нее можно получить переводчика. Но в этот раз мне достался переводчик, который английский знал весьма слабо. По-моему, и второй язык он тоже знал слабовато. Он переспрашивал каждое второе слово и довел меня до белого каления. К тому моменту моя очередь выросла до неприличных размеров, даром что люди приходят вовремя по записи.

Последнюю каплю в этом милом дне добавила администрация. Оттуда мне позвонили и сообщили, что я перебрала свои отпускные, и за следующие две недели мне не заплатят. Как выяснилось через некоторое время, кто-то нажал на неправильную кнопку, и половина моих рабочих дней улетела в график другого врача. Разобрались в этом часа через два, когда мне милостиво сообщили, чтобы я не волновалась — ошибка исправлена. Извинения, правда, не последовало. Как говорится, ложки нашлись, но осадок остался.

Все это происходило на фоне обычного рабочего дня, заполненного множеством разных — и почему-то всегда неотложных дел. В такие дни я чувствую себя полностью "сгоревшей".

"Выгорание врача" (Doctor' Burnout) — достаточно известное явление. Я впервые задумалась о нем в 2003 году, когда наткнулась на сходный термин "истощение провайдера" (provider' s fatigue). Провайдером в нашей сфере называют любого специалиста, предоставляющего медицинскую или психологическую помощь — врача, медсестру, психотерапевта. Та статья как раз была про армейских психологов, которые лечили вернувшихся с Иракской войны ветеранов. Психологи оказались, прямо скажем, психологически не подготовлены к обрушившемуся на них потоку искалеченных молодых ребят. Психологи быстро истощались сами и не могли работать.

В последующие годы научные журналы запестрили статьями на тему Doctor's Burnout. Термин burnout вообще-то был введен в употребление теми же психологaми аж в 1974 году, и совсем не ограничивался врачами. Теперь это состояние получило официальный статус, у него есть критерии, диагностический код и прочие атрибуты.

Вкратце, это не просто физическая усталость или депрессия. Определение было дано следующее: синдром эмоционального истощения, деперсонализации и чувства собственной профессиональной несостоятельности.
Если это состояние развивается у врача, это приводит к печальным последствиям как для пациента, так и для самого врача. Состояние это у врачей встречается черезвычайно часто, про это имеется огромное количество публикаций, в том числе и в российской литературе, и я не хочу повторять то, что хорошо известно. Но вот что интересно — никакой врач не придет и не пожалуется на то, что он выгорел. Потому что это будет профессиональное самоубийство. Поэтому каждый борется как может. Кому-то удается сократить часы работы или перейти на более спокойный график — разумеется, теряя при этом в зарплате, — но это доступно не всем. Спорт, медитация, хобби, конечно, помогают — если можешь найти на это время.

Мой личный первый спасательный круг — мой муж. Он мой утешитель, опора и громоотвод. Но сегодня речь не о нем.

Есть у меня три подруги — Инна, Нелли и Таня, все врачи из СССР. В отличие от меня, которая попала в медицину по совету отца, они все — врачи по призванию и зову сердца.
За последние годы на моих подруг обрушились удары судьбы, такие тяжелые, которые люди, обычно, не выдерживают. В этом нет ни смысла ни справедливости, но это так. И каждая несет свою ношу с достоинством и печалью, без озлобления и без горечи, и при этом умудряются помогать другим.

Инночка — аллерголог-иммунолог. Если у вас аллергия на всё, и вы распухаете от любой еды — смело идите к Инне. Она сядет за компьютер и не встанет, пока не отыщет для вас какую-нибудь крупу, о которой никто никогда не слышал! А уж если у вас серьезные проблемы с иммунитетом, то она найдет для вас лекарство, о котором не знает никто — кроме того парня, который его только что изобрел. И не только найдет, но и будет им лечить. Количество личного времени и сил, которые на это уходят, немерено, но она просто по-другому не может. Она так устроена.

Когда я чувствую, что начинаю выгорать, я могу позвонить ей. Это у нас называется позвонить просто так. Мы жалуемся друг другу на беспредел администрации, сумасшедшую бумажную нагрузку, грубость пациентов. Мы жалеем друг друга, и мне становится легче. Я надеюсь, что ей тоже.

Или я могу позвонить Нелли. Нелечка — педиатр. Если бы у меня сейчас были дети, я бы возила их только к ней, хоть с другого конца штата — в тот неблагополучный и не совсем безопасный район, где она работает. В воскресенье вечером Нелли, в отличие от большинства гомо сапиенс, чувствует эмоциональный подъем — потому что завтра она пойдет на работу, к своим здоровым и больным деткам. Я этим могу только восхищаться.

Нелечка всегда найдет в ситуации что-то хорошее и умеет сказать это так, что ты ей веришь. Например: "Конечно, это плохо, когда нас будят среди ночи. Но подумай — в нас нуждаются, нас уважают, мы востребованы. Какой был бы ужас, если бы мы были никому не нужны! А сколько народу не смогли сдать этот кошмарный экзамен! И нам платят приличные деньги, мы выучили детей, можем жить достойно. А приехали помнишь с чем?" Она, конечно, права. Такой разговор помогает взглянуть на сегодняшние трудности в перспективе — и опять же становится легче.

Еще я могу позвонить Тане. Танечка не только моя подруга, она еще семейный доктор. Семейный доктор, какой был задуман в идеале. Танечка знает все! Вот просто все! И умеет слушать. И всегда рассмешит какой-нибудь славной шуткой или анекдотом. В конце концов мы обе хохочем, а уж от этого точно становится легче.

Мои дорогие подружки даже не подозревают, что уже много лет они спасают меня от этого самого "докторского выгорания".
Tags: перепост, психология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments